деловой завтрак

Камерная обстановка

Глава тюремного ведомства - о проекте воспитательных центров для осужденных подростков

Александр Реймер: В России начинается эксперимент по тюремному служению священников
Директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер сообщил новость: чтобы обеспечить раздельное содержание новичков в тюрьме и бывалых уголовников, пришлось перевести в другие учреждения более 150 тысяч арестантов. Смотреть фоторепортаж Сергея Савостьянова

На Деловом завтраке в "Российской газете" Директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер сообщил, что воспитательные колонии будут реформироваться в том числе по швейцарским технологиям, а в четырех регионах начинается эксперимент по тюремному служению священников.

Тюрьма - не для подростков

Российская газета: Колонии для подростков прославились своими бунтами, которые проходили даже страшнее, чем во взрослых зонах. У вас есть рецепт, как сделать, чтобы такого больше не повторялось?

Александр Реймер: Мы сейчас прорабатываем две концепции реформирования воспитательных колоний. Одна из них проходит испытания на базе Брянской воспитательной колонии, где мы создаем экспериментальный воспитательный центр. В другом случае - на базе Алексинской воспитательной колонии в Тульской области - мы работаем с коллегами из Швейцарии. Они нам предложат концепцию будущего воспитательного центра и попытаются применить ее на практике. Мы отработаем в Брянске и Алексине и потом либо выберем какую-то одну концепцию из двух, либо обе совместим.

РГ: Вы уже сообщали, что в ходе реформы уголовно-исполнительной системы для осужденных должны остаться два вида казенных домов: тюрьмы нескольких режимов и колония поселения. К чему из них будут ближе воспитательные центры?

Реймер: Для несовершеннолетних не предусмотрено наказание в виде колонии-поселения. У несовершеннолетних либо лишение свободы, либо условное осуждение.

РГ: Значит, все-таки будет тюрьма для подростков?

Реймер: Мы уходим от термина "тюрьма" для несовершеннолетних, используем термин "воспитательный центр". А каким он будет, покажет время.

Вкусное питание - по приговору

РГ: Если брать в теории, чем детские казенные дома должны отличаться от взрослых?

Реймер: Условия содержания там должны быть совсем другие. Они и сейчас несколько отличаются, но все равно воспитательные колонии очень похожи на взрослые. Например, в них также предусмотрено отрядное содержание. Если во взрослой колонии в отряд входит 100 человек, то в воспитательной мы стараемся, чтобы было не больше 20.

РГ: Разница вроде большая, но не сказать чтобы существенная.

Реймер: Все равно воспитательная колония сейчас похожа на взрослую - и режимом, и распорядком, и условиями. Но, повторюсь, условия для несовершеннолетних должны в корне отличаться от взрослых. Над этим мы сейчас и работаем.

РГ: Кстати, подросткам требуется и другое - более вкусное и здоровое - питание. Об этом в ходе реформы не забыто?

Реймер: В колониях для несовершеннолетних предусмотрены особые нормы питания, улучшенный рацион. Хуже он не станет, урезать его никто не намерен. К слову, я сравнивал меню несовершеннолетних осужденных у нас и в Польше. Мы кормим лучше.

Детский вопрос за решеткой

РГ: Вообще как часто подростков отправляют за решетку?

Реймер: Сегодня воспитательные колонии заполнены на двадцать два процента. В них содержится менее пяти тысяч осужденных несовершеннолетних.

РГ: А сколько всего таких колоний?

Реймер: Шестьдесят две, но мы сейчас рассматриваем вопрос, чтобы сократить их количество. У нас существует другая проблема: не хватает мест для женщин, к сожалению. Большое количество женщин попадает в места лишения свободы. Поэтому мы предполагаем часть колоний для несовершеннолетних перепрофилировать в колонии для женщин

РГ: С чем связан такой рост женской преступности?

Реймер: Это вопрос к ученым, социологам. Могу лишь сказать, что у осужденных женщин преимущественно две категории преступлений. Первая - убийства и тяжкие телесные повреждения, все, что связано с преступлениями против личности.

Вторая - незаконный оборот наркотиков. Всего в колониях у нас содержится более 56 тысяч осужденных женщин.

РГ: Среди осужденных за наркотики представительниц прекрасного пола, наверное, нет или очень мало наркобаронов, теневых воротил этого бизнеса?

Реймер: Как правило, женщин осудили за сбыт наркотиков: они продавали зелье в розницу, небольшими партиями.

Исповедь для убийцы

РГ: В советское время осужденных пытались перевоспитывать трудом. А вера сможет преобразить душу преступника?

Реймер: Мы подписали соглашение почти со всеми ведущими конфессиями нашей страны. Сейчас готовим соглашение с буддистами. Мы всем обеспечиваем доступ. Строим церкви, мечети, синагоги.

РГ: Насколько часто священники посещают колонии?

Реймер: Все зависит от того, как тот или иной конкретный священник относится к своим обязанностям. Ни представители конфессий, ни мы сегодня не ставим задачу всех загнать в церковь. Зачем этой профанацией заниматься? Если же заключенный пришел к вере, мы рассчитываем, что она поможет ему отказаться от совершения преступления в будущем.

РГ: Появятся ли в тюрьмах собственные священники или они так и будут приходить со стороны?

Реймер: В Русской православной церкви решением патриарха создан отдел тюремного служения. Мы с ним сейчас проводим эксперимент по тюремному служению в четырех субъектах, смотрим, как это лучше сделать. Либо чтобы священник выполнял обязанности по совместительству. Либо он будет работать только у нас. Но если он станет работать только у нас, как его содержать? Кто ему должен платить? Вроде эти вопросы мирские, но на них тоже надо ответить.

РГ: Важная тема - возвращение бывших арестантов в нормальную жизнь. Многие из них не могут честно устроиться на воле . Как помочь таким людям?

Реймер: В профессиональных училищах для осужденных мы готовим по более чем 200 специальностям. Понятно, что это в основном рабочие профессии, скажем, каменщики, автослесари и так далее. Так же у нас свыше полутора тысяч штатных социальных работников. Они взаимодействуют с центрами занятости местных администраций, помогают заранее найти место. Когда человек освобождается, мы выдаем ему деньги, чтобы доехать туда, куда ему положено, помогаем оформить ему документы. Кстати, достаточно серьезная проблема - это паспорта.В год обеспечиваем паспортами свыше 100 тысяч человек. Но в целом социальная реабилитация бывших осужденных - это комплексная проблема, которую надо решать на государственном уровне. Есть поручение президента - развивать вопросы социальной реабилитации. Министр юстиции обращался к полпредам с соответствующим запросом. Отдельные программы по социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, существуют в субъектах либо заложены в региональные программы.

Денежное неудовольствие

РГ: К нам поступило много обращений от читателей. Вот, например, пишет один из них: что за реформа такая? В тюрьмах правят воры в законе, а руководители учреждений спелись с ними. Для них важно, чтобы не было волнений.

Реймер: Когда меня назначали на эту должность, самая главная задача, которую передо мной поставило руководство страны, - провести реформу, чтобы такого больше не было. В местах лишения свободы должен править закон государства, что мы и пытаемся сделать.

РГ: Еще вопрос от читателей: сейчас обсуждается закон о полиции, не планируется ли переименование вашего ведомства, например, в исполнительную полицию?

Реймер: Такого переименования не планируется. Мы вернулись к работе над законопроектом о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе. Его разработка в свое время была приостановлена, так как депутаты собирались принять закон о правоохранительной службе. Но он пока не принят. Поэтому мы вернулись к этой теме.

РГ: Дина Латыпова, специалист ОРК из Челябинска: почему в челябинских колониях до сих пор взимают плату за длительное свидание? Второй вопрос по Копейску: бриться осужденным разрешают два раза в неделю, свидания предоставляют со скрипом.

Реймер: Это вопрос, по которому надо выезжать. Мы туда поедем и посмотрим.

РГ: Интересуется наш читатель из Ставрополя: когда сотрудникам УИС повысят денежное довольствие. Разве можно прожить, получая 10 тысяч рублей.

Реймер: Денежное содержание абсолютно не соответствует тому объему и сложности работы, которая выполняется нашими сотрудниками. Есть решение руководства страны о повышении денежного содержания всем, кто носит погоны.

РГ: Имеются в виду военные, милиционеры, спасатели и все-все остальные?

Реймер: Да, есть комиссия, которая работает над этой темой, в том числе туда входят сотрудники федеральной службы исполнения наказаний. Этапы повышения денежного содержания прорабатываются разные. Какое окончательное решение будет принято правительством, пока сказать нельзя. Но то, что денежное содержание менять надо и руководством страны принято однозначное решение, это правда.

РГ: После вашего назначения прошел год, с тех пор лишились постов многие начальники колоний. За что их увольняли?

Реймер: За тот бардак, который существовал во вверенной колонии.

РГ: В чем он выражался?

Реймер: Начиная с элементарного: отсутствие режима - самое большое нарушение. Не будет режима в колониях, невозможно обеспечить исполнение наказаний. И можно ожидать всяких ЧП, в том числе того, о чем уже говорилось: руководили воры в законе, паханы, а не сотрудники. А этого быть не должно.

Зона с театральным режимом

РГ: Раньше в колониях проходили громкие гуманитарные акции. Анатолий Карпов проводил сеансы одновременной игры с заключенными. Футболисты "Спартака" играли в футбол в "Бутырке". Есть ли подобного рода примеры сейчас?

Реймер: Есть. И спортсмены приходят, и деятели культуры, живет конкурс "Калина красная". В этом году в сентябре будет проводиться его заключительный концерт в Самаре. У нас есть еще один конкурс "Амнистия души" - для театров.

РГ: Говорят, что победитель конкурса "Калина красная" будет амнистирован.

Реймер: Это по закону невозможно. Также недавно мы подготовили соглашение с Союзом кинематографистов. Он будет проводить работу по отбору фильмов, которые мы станем прокатывать в учреждениях. Отдельным пунктом прописаны такие творческие встречи с деятелями кино.

РГ: Сколько стоит сейчас паек?

Реймер: 44 рубля в сутки.

РГ: Вы закупаете продукты по себестоимости?

Реймер: Абсолютное большинство продуктов мы производим сами. В том числе хлеб. Мы его и выращиваем сами.

Досье "РГ": В местах лишения свободы содержится 68,3 тысячи женщин, при женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживают 878 детей.

Разговор с директором ФСИН Александром Реймером на "Деловом завтраке" читайте в номере "РГ" от 25.08.2010.

сиротский срок

В среднем суды приговаривают малолетних преступников к сроку от двух до пяти лет. Из почти шести тысяч подростков, отбывавших наказание в воспитательных колониях в прошлом году, около тысячи либо сироты, либо лишены родительского попечения. Второй раз попали в воспитательную колонию 267 подростков. Но это не значит, что рецидив среди малолеток настолько низок. Просто большинство из них успевают подрасти ко второму сроку и отправляются уже во взрослые зоны.

Больше половины подростков сидят за разбой, грабеж или кражи. Еще около тысячи человек сидели в прошлом году за убийство или причинение тяжкого вреда здоровью. В этом году число малолетних арестантов снизилось более чем на тысячу двести человек. Но социологические пропорции остались прежними.

 

день за решеткой

Распорядок рабочего дня в колонии строгого режима*

6.00 - подъем;

6.00-6.30 - зарядка;

6.30-6.45 - утренний туалет, заправка коек;

6.45-8.25 - завтрак;

8.25-8.55 - картотечная проверка;

8.55-9.30 - развод на работу;

9.30-16.55 - рабочее время;

12.00-12.45 - обед промышленной зоны;

13.00-15.30 - обед жилой зо ны;

16.40-16.45 - уборка рабочих мест;

16.45-16.55 - подведение итогов рабочей смены;

16.55-17.15 - съем с работы;

17.15-17.45 - вечерняя картотечная проверка;

17.45-18.00 - вечерний туалет;

18.00-19.30 - ужин;

19.30-21.45 - занятия в профтехучилище;

19.50-20.50 - личное время, спортивные мероприятия;

20.50-21.50 - воспитательные мероприятия;

21.50-22.00 - подготовка ко сну;

22.00 - отбой.

Для справки

в колонии содержатся 1800 осужденных, прием пищи осуществляется посменно в связи с тем, что столовая рассчитана на 300 посадочных мест.

*ФБУ ИК-2 УФСИН России по Курской области

Личное дело

Александр Александрович Реймер родился в 1958 году в селе Старицкое Оренбургской области. В 1979 году окончил Омскую высшую школу милиции. Проходил службу инспектором, старшим инспектором угрозыска, начальником оперативно-разыскного отделения ОВД. В 2004 году назначен начальником УВД Оренбургской области. С апреля 2006-го по 2009 год - начальник ГУВД по Самарской области. В августе 2009 года назначен директором ФСИН. Генерал-полковник внутренней службы. Кандидат юридических наук.

новости партнеров
новости партнеров
Наверх