только в "РГ"

Как спасали Плющенко

Президент Федерации фигурного катания на коньках Валентин Писеев о судействе на этих Играх

Валентин Писеев: На Олимпиаде Плющенко боролся даже не с Лайсачеком, а с самим собой
Валентин Писеев рассказал "РГ", почему Плющенко не стал первым. Фото: Злаказова Лилия
Валентин Писеев рассказал "РГ", почему Плющенко не стал первым. Фото: Злаказова Лилия

Российская газета: Знаю точно: "серебро" Евгения Плющенко - по-прежнему одна из главных тем множества дискуссий, и не только журналистских. Так выиграл Плющенко или все-таки уступил американцу Лайсачеку?

Валентин Писеев: Я, во-первых, хочу поблагодарить Женю. За восемь месяцев подготовки он столько успел. Уверен, что им сделанное - спортивный подвиг. В то же время по понятным причинам он не смог поучаствовать в достаточном количестве соревнований, которые судятся по новой системе.

РГ: Но система эта усредняет все и вся.

Писеев: И поэтому мы выступали против нее сразу, решительно, постоянно. Искажается сам смысл спорта. Но кому неясно, что одним из основных элементов фигурного катания являются прыжки. Восемь лет назад исполнение четверных прыжков виделось уникальным явлением. Сколько лет пролетело, а их, как и раньше, прыгает горсточка спортсменов во главе с нашим Женей.

РГ: Но почему?

Писеев: Да потому, что прыжки недооцениваются. Наоборот, судьи стали обращать больше внимания на то, что спортсмен где-то и что-то недокрутил. Бывает, и какую-то четвертушку, а прыжок считается уже в три оборота. И начинаются сомнения, а стоит ли рисковать и ради чего? Не способствует новая система фигурного катания его развитию. Точно в этом уверен. Сколько раз поднимали этот вопрос на конгрессах, голосовали против.

РГ: Но почему вас не поддержали?

Писеев: К сожалению, в большинстве стран наш вид спорта не столь развит. Такая усредненность устраивает. Система принята, и мы приехали на Олимпийские игры соревноваться по правилам этой системы. На конгрессе Международного союза конькобежцев (ИСУ) в июне нашей федерацией этот вопрос будет снова поднят, тем более основываясь на том, что произошло в Ванкувере. И еще один вопрос - это выбор слепой системой - рэндомом - судей, чьи оценки идут в зачет. Мы, не переставая, подвергаем это сомнению. Обращаюсь без устали к президенту ИСУ: надо убрать рэндом, он вызывает подозрения.

РГ: А в Ванкувере рэндом сыграл какую-то роль?

Писеев: Все три самые низкие оценки Плющенко, данные ему на короткой программе, вошли в общую оценку. То есть оценки трех судей...

РГ: Критически, скажем, к Плющенко настроенных...

Писеев: ...Перебили оценки шестерых. Тех, что поставили оценки выше, но в зачетный результат попали случайно низшие. Меньшинство победило большинство. Воля случая оказалась сильнее. И еще, возможно, что на некоторых судей повлияло обращение известного американского арбитра Инманна - письма разослал шестидесяти адресатам. Он - человек в мире фигурного катания известный, часто проводящий судейские семинары. Просил обратить внимание на якобы недоработки в катании Плющенко. Но это же просто недостойно.

РГ: А меня возмутило, что сравнительно недавно появилась дивидишка, где ошибки фигуристов разбирались на примере олимпийского чемпиона Турина -2006 Плющенко.

Писеев: Мы моментально обратились в ИСУ. После нашего протеста все это было изъято, в том числе и из Интернета.

РГ: Спрошу прямо и хотел бы получить такой же прямой ответ: могла ли федерация опротестовать итоги?

Писеев: Есть правило N 123, параграф 4, принятое после скандала в Солт-Лейк-Сити, которое говорит о том, что протесты на решения судей, рефери, технических специалистов не принимаются. В процессе соревнований, во время игры правил не меняют. По этой системе поводов для подачи протеста нет. Готовим серьезный документ ИСУ, разъясняющий, как неверно эта система сработала в олимпийском Ванкувере.

РГ: А на что можно подать протест?

Писеев: На то, что допущены какие-то математические ошибки в подсчете результата. Но после произошедшего в короткой программе я сразу же обратился к российскому члену ИСУ Панову, который проинформировал об этом президента ИСУ Чинкванту. Тот связался со спортивным директором, уведомил о заявлении нашей федерации и сказал, что сам возьмет ситуацию под свой личный контроль. И в результате в произвольной программе Плющенко его компоненты были оценены точно так же, как у Лайсачека. Я скажу вам, что в данной ситуации Плющенко боролся даже не с Лайсачеком, а с самим собой. И если бы он прокатал свою произвольную так, как на чемпионате Европы в Таллине, никаких бы вопросов не было. По компонентам он был один в один с американцем. Но потерял в технической части, где всегда был силен. Почти вся сложность у Жени была в первой части, а во второй получилось гораздо меньше сложных прыжков, что помешало получить 10-процентный бонус. Плющенко - великий спортсмен, он сделал каскад из четверного и тройного прыжков, героически боролся до конца. Где можно было бы прибавить? Добавить двойной прыжок к каскаду четыре-три, как это было запланировано, и уже это привело бы к первому месту.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
Наверх