прямая речь

Cценарист убойной силы

Андрей Кивинов пишет не только про "ментов"

Андрей Кивинов: Милицейские истории я больше не пишу

В Петербурге и его окрестностях снимается фильм "Псевдоним для героя". Это экранизация одноименной повести петербургского писателя и сценариста Андрея Кивинова - его "юбилейный", 100-й сценарий.

Российская газета: Известны случаи, когда режиссеры, экранизируя произведение здравствующего автора, оставляют от первоисточника рожки да ножки. С вами не поступали так?

Андрей Кивинов: Самый яркий пример, когда из титров фильма "В августе 44-го..." писатель Владимир Богомолов потребовал убрать свое имя. Но, как правило, у меня все соответствовало - я и рабочие материалы смотрел, и в период съемок находился на площадке. Для первых 25 серий "Улиц разбитых фонарей" сценарий писал не я, это экранизации моих книг. Участвовал я и в подборе актеров. Единственный пример, когда действительно сценарий не узнать - это новогодняя серия "Утренник для взрослых", где Рогожкин сохранил идею, а историю написал свою. Думаете, мне обидно? Нет, ведь сделано удачно. Последние годы я сам пишу сценарии по своим книгам. А продюсеры Первого канала строго подходят к тому, чтобы все соответствовало "букве".

РГ: Известный кинорежиссер Игорь Масленников недавно признался мне, что журналисты надоели ему с вопросами о фильме "Шерлок Холмс и доктор Ватсон", как будто ничего другого он больше не снял. Вас всюду называют "папой "Ментов".

Кивинов: Такой имидж, и никуда от него не денешься. Большая часть моих книг - не про милицию, но все равно все пишут и спрашивают только про это. Уже лет восемь мое имя стабильно ассоциируется с "Ментами". Первые "Менты" были действительно моими. Но и все последующие фильмы почему-то приписывают мне, хотя я к ним отношения не имею. Качество фильмов, конечно, страдает, потому что это уже конвейер, не штучная работа, плюс тематика достаточно избитая. Но пока есть рейтинг, делать это будут, народ-то смотрит. Обидно только, когда фильмы о милиции снимают люди, которые понятия не имеют о том, как работают опера, как все происходит на самом деле.

РГ: Добротный интересный сценарий сегодня - на вес золота. Повымирали сценаристы?

Кивинов: Сценаристов-то хватает, а вот хороших, необычных идей - увы... Все давным давно пройдено, все уже было. А то, что зрителю интересно, попробуй угадай, придумай. Поэтому идут бесконечные ремейки и сиквелы.

РГ: В прошлом году в 46 лет вы ушли из милиции на пенсию. Кино перетянуло?

Кивинов: С практической работы я ушел еще в 1998 году, когда стало невозможно совмещать ответственную должность с литературой и работой в кино. В 2005 году восстановился в органах по двум причинам: чтобы заработать пенсию и подпитаться атмосферой. Пришел в школу милиции преподавателем-методистом (эта работа полегче, оставалось время и на творчество). А вскоре школу реорганизовали, мою должность сократили.

РГ: Где теперь берете идеи?

Кивинов: Конечно, творчество в четырех стенах малопродуктивно, надо где-то бывать, вращаться... Хотя продюсеры и издатели считают, что раз ты теперь свободен, то должен лепить книгу за книгой, один сценарий за другим. Милицейские истории я больше не пишу. Но у меня почти в каждой книге есть герой-милиционер. Правда, он не главный. Ему я отдаю байки, которые еще помню по своей работе. Как сказал питерский переводчик Дима Пучков (бывший опер, кстати), все книги в России в конце концов получаются про ментов. Не знаю, что он имел в виду. Может быть, то, что в нашем обществе половина людей - менты и половина - бандиты.

РГ: У вас есть соавторы?

Кивинов: С Олегом Дудинцевым писали вместе 60 серий "Убойной силы". Там была отлаженная "технология": мы придумывали сюжет, составляли сценарный план, половину текста писал он, половину я, потом все это стыковали, причесывали и отправляли. В год у нас выходило по 10 серий. Проект длился шесть лет.

Единственная книга, которую я написал не один, - "Каникулы строгого режима". С Федором Крестовым (это творческий псевдоним). Он, находясь в местах лишения свободы, писал статьи про лагерную жизнь для рубрики "Тюремные нравы". А потом у него вышли две книги - "Как выжить в зоне" и "Как не стать жертвой преступления". Сюжет для повести мы придумывали вместе, текст писал я. Крестовый 12 лет сидел и может так описать зону, как мне этого не сделать. Знаю, что сейчас он тоже занят сценарной работой. Если мне нужна консультация по зоне, я звоню ему, мне не написать, как зэк рассказывает на жаргоне про свою жизнь. А если ему нужны какие-то сведения про милицию, он звонит мне: "Так бывает?"

РГ: Что еще сейчас снимается по вашим книгам, сценариям?

Кивинов: Готовится экранизация повести "Черный мерин" (полнометражный фильм будет называться "Курьер из "Рая"). Снимать хотел Джаник Файзиев, режиссер "Турецкого гамбита". Жанр - авантюрная комедия. Сценарий я писал долго, два года. Иногда бывает нелегко адаптировать для экрана даже свое произведение. В книге, особенно если она пишется от первого лица, нетрудно передать мысли героя, мотивы его поведения, а в кино это надо как-то показать - через его поступки, через общение с другими людьми, что уже посложнее. Недаром даже присуждают "Оскар" в номинации "Лучший сценарий-адаптация".

Готов сценарий двухсерийного проекта "Подсадной". Это любовно-криминальная история с элементами детектива, драма человека необычной профессии, негласного помощника милиции. А "Трудно быть мачо" - ироническая любовная мелодрама. По этой моей повести недавно закончил съемки фильма, также двухсерийного, петербургский режиссер Вячеслав Сорокин ("Тоталитарный роман"). Сыграли Александр Лыков, Виктория Исакова, Игорь Ботвин, Александр Баргман. Показ запланирован на осень.

В августе прошлого года под Псковом сняли "Каникулы строгого режима". В сентябре будут кое-какие досъемки. Режиссер - Игорь Зайцев, известный по телевизионным фильмам "Есенин", "Диверсант-2". В ролях - Сергей Безруков, Дмитрий Дюжев, Алена Бабенко, Владимир Меньшов, Александр Лыков, много детей. Я сыграл там маленькую роль милиционера. Это комедия для семейного просмотра, несмотря на то, что ее герои уголовники, "Джентльмены удачи" наоборот: если там заведующий детским садом превращается в уголовника, то здесь зэки стали воспитателями. Они сбежали из зоны и спрятались в пионерском лагере под видом воспитателей. Я был на закрытом, "черновом" просмотре. Фильм зрелищный, с огромной массовкой. Люди много смеялись, а в конце плакали, комок в горле.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх