ракурс

Шаг в пустоту рядом с матерью

Дело подозреваемой в попытке убить собственную дочь передано в суд

Мать судят за попытку убить собственную дочь

Уголовное дело против Антонины Мартыновой (Федоровой) уже расследовано и направлено в Новгородский областной суд.

22-летнюю мамашу обвиняют в покушении на убийство собственной трехлетней дочери от первого брака - Алисы. Следователи управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Новгородской области считают, что мать умышленно сбросила ее в лестничный пролет с третьего этажа общежития. Но девочка, к счастью, не погибла.

С самого начала расследования это кошмарное происшествие получило широкую огласку и крайне полярные оценки. В Следственный комитет, администрацию президента, Генпрокуратуру, Госдуму идут письма. Поступило более 500 обращений от граждан, представителей различных органов власти и правозащитников. Все они требуют прекратить "произвол со стороны правоохранительных органов в отношении Антонины Мартыновой".

Не секрет, что у общественности довольно много претензий к работе милиции, следствия и прокуратуры. Нередко они обоснованы. Но вот что настораживает в деле Мартыновой: все обращения в ее защиту написаны как под копирку. Фразы схожи вплоть до запятых. Многие из посланий подписаны людьми, реально не имеющими какой-либо возможности ознакомиться с материалами дела. Невольно создается впечатление, что ходатаев за Мартынову просто попросили "подписаться под обращением".

Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент "РГ" связался со старшим помощником руководителя новгородского следственного управления Инной Берман и спросил, действительно ли у следствия убедительные аргументы в позиции?

- Все, что происходило и происходит вокруг дела Мартыновой, - ответила она, - это попытка прямого нажима на следствие. Инициатором бурного интереса к ходу дела стал второй муж обвиняемой Кирилл Мартынов. Он - журналист интернет-издания "Русский журнал" и ассистент кафедры одного из московских вузов. Пользуясь своим профессиональным статусом и кругом знакомств по работе, этот человек противодействует работе следователя, создает предвзятую оценку о работе следователей и прокуроров. Его желание понятно - помочь избежать Мартыновой уголовной ответственности за особо тяжкое преступление. Он организовал активное освещение обстоятельств дела в СМИ. А в Интернете распространил обращение к общественности с приложением бланка жалобы для направления ее всеми желающими на имя Генпрокурора.Заявители только ставили свои подписи, не вникая в суть.

Самого Кирилла Мартынова как свидетеля по делу официально предупредили об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного следствия. Тем не менее он разместил в Интернете сообщение о том, на какие доказательства опирается следствие.

- Вина Мартыновой, - говорит Берман, - подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств: показаниями свидетелей, экспертизами, проверками показаний свидетелей на месте, следственными экспериментами. В течение почти двух месяцев она неоднократно меняла свои показания в отношении того, что действительно произошло с ее дочерью. Свидетель происшедшего - 11- летний мальчик - прямо указал на Мартынову как на женщину, которая сбросила трехлетнюю девочку в лестничный пролет. Не ожидавшая этого обвиняемая сделала вид, что упала в обморок. Прокуратура тщательно проверила все материалы уголовного дела и не выявила никаких нарушений уголовно-процессуального законодательства. Вот конкретные строки обвинительного заключения: "Мартынова безразлично относилась к своему ребенку, воспитанием дочери фактически занималась бабушка. Однако, не желая отказываться от ребенка, чтобы не оказаться плохой матерью в глазах знакомых, приняла решение избавиться от дочери путем убийства, придав случившемуся вид несчастного случая".

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх