расследование "РГ"

Банда закрытого типа

Правоохранительные органы Татарстана близки к тому, чтобы искоренить оргпреступность в республике

Правоохранительные органы Татарстана всерьез взялись за бандгруппировки
Члены банды "Квартал" на скамье подсудимых еще не верили, что это - конец. Фото: ИТАР-ТАСС
Члены банды "Квартал" на скамье подсудимых еще не верили, что это - конец. Фото: ИТАР-ТАСС

В подъезде своего дома на улице Перерва в Москве 12 мая 2000 года неизвестные подкараулили и молотками забили насмерть корреспондента "Новой газеты" Игоря Домникова.

На следующий же день в определенных кругах поползли слухи, что к гибели журналиста причастны, как водится, спецслужбы. Ведь Домников писал остро и часто критиковал власть.

Но правоохранительные органы распутали сложный преступный клубок. И выяснили, что журналиста действительно убили за его публикации. Сделали это люди, бесконечно далекие от политики.

Как "делили асфальт"

Нити следствия привели сыщиков в Татарстан. Следственно-оперативная группа, созданная из числа сотрудников республиканской прокуратуры, Центра "Т" ГУ МВД России, управлений по борьбе с оргпреступностью и уголовного розыска МВД Татарстана, смогла выйти на исполнителей убийства, установить мотивы и восстановить ход подготовки преступления. Была установлена причастность к этому, а также и еще к десяткам других преступлений банды из Набережных Челнов по прозвищу "Тагирьяновские".

Кроме Домникова бандиты убили еще 21 человека. Всего в отношении членов этой банды было возбуждено 75 уголовных дел. В конце концов их объединили в одно уголовное дело за номером 119047, состоящее из 124 томов.

Для начала немного предыстории. Многие помнят конец восьмидесятых - начало девяностых годов, когда организованная преступность вышла из подполья, а банды стали расти как грибы после дождя. Татарстан с его столицей Казанью выделялся среди многих. Молва о массовых побоищах на улицах Казани, где бесчинствовали подростки из различных враждующих между собой районов города, облетела весь Союз. В прессе всерьез заговорили о появлении "казанского феномена". Все знали, что преступники из Татарстана очень жестокие и беспощадные. За один только 1996 год в республике помимо других тяжких и особо тяжких преступлений было совершено 600 заказных убийств.

Разгребать эти авгиевы конюшни поначалу было очень сложно. Всеобщий хаос в стране, низкая зарплата и вследствие этого высокая текучесть кадров, недостаток спецсредств и оборудования, опыта противодействия организованной преступности, отсутствие правоприменительной практики по преступлениям, совершенным большой группой лиц, - все это милиция, прокуратура и суды Татарстана испытали на себе.

Но постепенно новости из республики стали приходить иные. Первый громкий судебный процесс прошел в республике над бандой Тяп-Ляпа. Смешное название кровавая банда получила от имени промышленного предприятия "Теплоконтроль", где она и действовала под руководством бывшего пионервожатого Скрябина.

После в суде оказалось не менее громкое дело Хади Такташа. Процесс, завершившийся в начале 2002 года в Верховном суде Татарстана, местные юристы окрестили "процессом века". На скамью подсудимых сели тринадцать лидеров и активных членов этого организованного преступного сообщества по обвинению в бандитизме, 15 убийствах, незаконном хранении оружия, торговле наркотиками, мошенничестве и вымогательстве, организации притонов и вовлечении в занятия проституцией.

Многое в судебной практике оказалось с приставкой "впервые". Если во время процесса над бандой Тяп-Ляпа впервые удалось осудить преступников по статье 77 еще старого Уголовного кодекса за бандитизм (раньше эта статья считалась "мертвой"), то на суде Хади Такташа впервые была применена программа защиты свидетелей. 18 основных свидетелей по делу были засекречены. Они давали показания из специальной комнаты, оборудованной приборами, изменяющими голос. Программа защиты распространилась и на некоторых участников преступного сообщества, которые не были завязаны в кровавых операциях и пошли на сотрудничество с правоохранительными органами. К некоторым из них были приставлены охранники, другим сняли секретные квартиры. Все 13 активных участников группировки были осуждены - двое к пожизненному заключению, остальные к срокам лишения свободы от 6 до 24 лет. Верховный суд России оставил приговор в силе. Лидер группы Радик Галиакберов и его помощник - бригадир киллеров Ринат Фархутдинов по кличке Ринтик до конца дней своих будут сидеть в печально знаменитом "Черном дельфине" - тюрьме для смертников.

Убийца приходит в черном

В то время казалось, что не будет ни в Татарстане, ни вообще в России более громкого процесса. Но правоохранительные органы республики не собирались успокаиваться. На скамью подсудимых сели члены ОПГ "Жилка".

Наверное, нет в республике человека, который бы не слышал о преступлениях "жилковских" отморозков. До сих пор по Казани ходят легенды и о самой "Жилке", и о ее лидере, ныне покойном - Хайдаре Закирове по кличке Хайдер. Этот жестокий и расчетливый криминальный лидер пытался "подмять" под себя пол-России. Поволжье, Урал, Украина, и конечно, обе российские столицы знали имя татарстанской группировки. Доказано, что на ее счету - убийства 24 человек. У братков были свои заводы и пароходы. "Жилковские" купались в деньгах. Поставки полиэтилена со стратегического промышленного гиганта "Оргсинтез" проводились только после разрешения бандитов. Хайдер жестко управлял своими преступными группировками (дворами), выносил приговоры не только бандитам, но и "касте неприкосновенных" - "ворам в законе". В сентябре 2004 года в Верховном суде Республики Татарстан начались первые слушания уголовного дела "Жилки". Приговор зачитывали в течение пяти часов.

Но и на этом судебные процессы не прекратились. На скамье подсудимых оказались члены банд "29 комплекс", "Татары", "Куяновские". И каждый процесс один громче другого. Но главная победа для милиции Татарстана была еще впереди.

Заложников в живых не оставлять!

По словам начальника УБОП МВД по Республике Татарстан полковника милиции Андрея Демидова, милиция, прокуратура и суды к тому времени уже отработали схему по доказыванию преступлений организованных банд. Андрей Юрьевич улыбается: "А вы знаете, что мы первыми в стране смогли вменить и доказать лидерам группировок статью 210-ю УК РФ, предусматривающую наказание за организацию преступного сообщества. Знаете, ведь как часто бывает, главари сами-то не убивают, не пытают, а лишь отдают устные приказы, а то и просто бровью недовольно поведут, а их "пехота" и рада стараться. Как их судить? Но суды стали принимать наши доводы, и главари банд не только стали получать реальные сроки, но и отправляться на пожизненное заключение".

- С бандой "тагирьяновские" вы также по отработанной схеме действовали?

- Нет, с "тагирьяновскими", - в голосе Демидова появляются металлические нотки, - все было гораздо сложнее. Это была особая банда.

- Как "Черная кошка"?

- Да что вы, даже сравнения трудно подобрать. "Тагирьяновские" "не делили асфальт", то есть у них не было своей территории, как это принято у других. Это была хорошо законспирированная преступная группа с навыками спецслужб. Бригада, работала "тихо": никаких зацепок, позволявших привлечь их к уголовной ответственности, не оставляла. Физическая подготовка бойцов, навыки владения оружием и знание оперативных приемов были на высоте: несколько членов бригады ранее проходили службу в спецназе ГРУ.

Несмотря на то что "тагирьяновские" как устойчивая преступная группа сформировались в 1995 году, впервые в оперативную разработку они попали лишь в самом конце девяностых. И тому были причины.

Эдуард Октябристович Тагирьянов слыл добропорядочным и успешным бизнесменом. Он был учредителем и соучредителем нескольких фирм, да и вообще достаточно обеспеченным человеком. Еще на заре становления бригады Тагирьянов позаботился о базовом капитале. Для этого, воспользовавшись связями в легальном бизнесе, он построил ликеро-водочный завод, куда на разнорабочие должности зачислил практически всех членов своей группировки. Помимо официальных трудовых книжек работа на заводе давала возможность осуществлять финансовые махинации, в результате которых сложился солидный и регулярно пополняемый "общак".

Тагирьянов водил высокие знакомства не только у себя в Набережных Челнах, но и в Москве. Когда 9 июля 2003 года Тагирьянова наконец задержали в одном из казанских ресторанов, он был очень спокоен, практически невозмутим. "Я ни в чем не виноват, я - честный коммерсант!" - сказал он.

И действительно, почти сразу на имя руководства республики и МВД из разных мест стали поступать депеши, запросы и звонки. Заступники у Тагирьянова нашлись даже в Государственной Думе. Но республиканские власти и милицейские начальники давлению не поддались. Вслед за главарем немедленно были арестованы и другие члены банды. Действовать надо было молниеносно. Сейчас местные оперативники вспоминают те дни с улыбкой, но тогда было не до смеха. У бандитов в руках в тот момент находились заложники. 29 мая 2003 года пропали директор крупного предприятия "КамАЗ-Металлургия" Виктор Фабер и бухгалтер предприятия Наталья Стародубцева. Еще через две недели исчез директор нескольких крупных предприятий города и городского развлекательного центра "Цунами" Булат Баязитов.

Милиционеры, к тому времени уже знакомые с повадками банды, сразу догадались чей это почерк. Они также знали, что бандиты Тагирьянова своих жертв в живых не оставляют, даже получив выкуп.

При этом бандиты действовали так профессионально, что поначалу коллеги и родственники пропавших даже не понимали, что произошло похищение. Все "операции" бандиты планировали тщательно. Первоначально жертву отслеживали, выясняли распорядок дня, потом составлялся подробный план действий с пошаговым распределением ролей. В каждом похищении были задействованы достаточно большие силы группировки, до десяти - двенадцати человек.

Заложников сразу же переправляли либо на квартиры в Челнах, либо на отдаленные острова на Каме, где избиением и угрозами вынуждали через компаньонов или подчиненных перечислять огромные суммы на счета фирм-однодневок и подставных лиц в банках Москвы.

Так же было и с Фабером. На следующий день после своего исчезновения он позвонил к себе на фирму и как ни в чем не бывало попросил перевести на некие счета крупную сумму денег. Часть денег перевели, но коллег смутило то обстоятельство, что гендиректор некоторых своих близких друзей, с которыми был всегда на "ты", при этом по телефону называл официально по имени-отчеству. После того как исчез Баязитов, а телефонные звонки от Фабера прекратились, сотрудники УБОП поняли, что Фабера и Стародубцевой больше нет, а бандиты выбрали себе новую жертву. Кстати, эта догадка, к сожалению, потом подтвердилась, а Баязитов стал единственным выжившим заложником "тагирьяновских".

Корреспонденту "РГ" удалось встретиться с оперативником, назовем его Равиль, который штурмовал квартиру, где бандиты держали Баязитова.

- Когда задерживали Тагирьянова, у нас была по большому счету лишь уверенность, что это его рук дело, и никаких железных доказательств. Но все же рискнули пойти ва-банк, задержав некоторых его подручных. И тут удача улыбнулась нам. От одного из них мы узнали адрес, где Баязитов сидел прикованным в наручниках. Немедленно бросились туда, при этом у нас было всего два пистолета на троих.

- Почему не вызвали ОМОН, СОБР?

- Времени на согласования и звонки не было. Мы бы просто не успели. В банде была такая дисциплина, что один наш неверный шаг и все бы провалилось. Задержанный "тагирьяновец" рассказал нам, что трое бандитов, которые охраняют Баязитова в целях конспирации, держат телефон выключенным. Один раз в условленное время они включают его, и в этот промежуток они звонят сами на один номер, который должен быть включен. Если сеанс связи не состоится, то охранники должны убить заложника и исчезнуть. Этого телефона у нас не было, а до сеанса связи оставалось менее часа. Единственное, что мы смогли вытянуть из задержанных, так это номер дома и этаж конспиративной квартиры, а также условный сигнал - пять поочердных стуков в дверь. Номера квартиры мы не знали.

Прибежав к дому, пять раз постучались в одну квартиру на указанном этаже. Но первая попытка из трех - в доме было три подъезда - оказалась неудачной. Со второй попытки попали в цель. Но бандиты, каким-то шестым чувством заподозрив неладное, все же не открыли, хотя и замешкались. Это спасло заложнику жизнь. Выбив дверь, мы задержали двоих преступников. Третий попытался было по карнизу перелезть на балкон другой квартиры. Но далеко уйти ему не удалось. Заложник был спасен.

Как убили журналиста "Новой газеты"

Расследование дела банды "тагирьяновские" длилось несколько лет. Эпизодов преступной деятельности набралось столько, что видавшие виды милиционеры не уставали удивляться. "Тагирьяновские" убивали не только по заказу. Лишить жизни человека могли и просто так.

27 февраля 1998 года в ресторане "Мельница" в Набережных Челнах между неким Вавиловым и Безугловым произошла ссора. Вавилов, случайный посетитель ресторана, был недоволен тем, что Безуглов приставал к его девушке, некоей Коняевой. Но Вавилов не знал, что Безуглов - член банды "тагирьяновские" и, заступаясь за свою пассию, он подписывает себе смертный приговор. Через некоторое время Безуглов вместе с другими бандитами - Хузиным, Дацко и Казаковым - подстерегли Вавилова вечером возле арки его дома.

Избив Вавилова, бандиты связали его и бросили в машину. Около десяти часов вечера бандиты подъехали на берег Камы в районе Лесоцеха. Там Новиков и Безуглов сначала задушили жертву, искололи ножом все тело. Потом бандиты надели на спину жертвы рюкзак с металлическими дисками и отвезли на лодке на фарватер реки. Нашли его 23 июля 1998 года.

Кстати, точно так же бандиты поступили и с Домниковым. Как установило следствие, по большому счету убийство журналиста было бессмысленным. Его "тагирьяновцы" прикончили после того, как Домников опубликовал цикл статей, посвященных социально-экономическому положению в Липецкой области после избрания там нового губернатора. Публикации не понравились руководству региона, и в начале апреля 2000 года замгубернатора Липецкой области С. Доровский обратился к одному местному предпринимателю П. Сопоту организовать приезд журналиста в область, чтобы тот смог воочию убедиться, как на самом деле регион процветает. Но у Сопота также не было прямых выходов на корреспондента. Найти журналиста и связаться с ним Сопот попросил своего знакомого Тагирьянова. Тагирьянов пообещал найти и привезти журналиста в область. Но, чтобы не заниматься столь муторным и не привычным для него заказом, он сделал то, что было для него проще, тем более что Домников своими публикациями оскорбил знакомых Тагирьянова. Организацию убийства поручили Безуглову. Исполнителей было трое - Хузин, Казаков и Бабков. На автомашине "Ока" эта троица безо всяких сложностей проследила за маршрутом корреспондента от работы до дома, и в половине восьмого вечера, когда Домников зашел в подъезд, Хузин нанес ему 10 ударов молотком по голове. Домников умер в больнице, не приходя в сознание.

И дольше века длится срок

28 августа 2007 года Верховный суд Республики Татарстан приговорил 16 членов банды "тагирьяновские" из Набережных Челнов к различным срокам лишения свободы.

Лидер банды, ранее судимый 42-летний Эдуард Тагирьянов, получил пожизненный срок. Вместе с ним навсегда изолированными от общества будут Сергей Бабков по кличке Нос, Олег Данилевич по кличке Дыца и Данил Данилевич. Альберт Хузин по кличке Берт проведет за решеткой 25 лет в колонии строгого режима, Николай Казаков приговорен к 20 годам лишения свободы. Дзюбник, Ларионов и Пинкин получили по 19 лет. Геннадий Безуглов по кличке Геша приговорен к 18 годам. Василий Суэтин - 17 лет. Остальные члены банды получили от 8 до 10 лет лишения свободы. В общей сложности бандитов осудили на 200 лет.

По словам министра внутренних дел Республики Татарстан генерал-лейтенанта милиции Асгата Сафарова, банды "тагирьяновские" больше нет. На скамье подсудимых оказались все ее члены, в розыске нет никого.

- Судебный процесс по банде Тагирьянова - пока самый громкий и самый свежий по времени, - говорит Сафаров, - но он не будет последним. На подходе суд над казанской бандой "квартала", ознакомление с делом продолжается у членов банды "курицынские". Арестованы 15 активных членов банды "48 комплекс", и 15 членов банды "56 квартал". Суды над ними еще впереди. Но факты говорят сами за себя, в прошлом году в республике не зарегистрировано ни одного заказного убийства.

новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх