право

Пенсионный срок ликвидаторам

Конституционный суд согласился с чернобыльцами

Конституционный суд согласился с чернобыльцами

Речь идет о 30-й статье закона о соцзащите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. Заявители посчитали, что эта статья противоречит Основному Закону страны и нарушает их права. Высшая судебная инстанция страны с ними согласилась.

Сегодня "Российская газета" публикует определение Конституционного суда, которое касается многих чернобыльцев, попавших в похожую ситуацию.

Александр Денисов, призванный на военные сборы в 1988 году, принимал участие в ликвидации последствий Чернобыля в 30-километровой зоне и еще работал на объекте "Укрытие". Так называлось защитное сооружение 4-го энергоблока АЭС. У него есть об этом удостоверение, в котором стоит специальная отметка "Укрытие". Когда Александру Михайловичу исполнилось 50 лет, а трудовой стаж был 26 лет, Денисов попросил назначить ему пенсию по старости - чернобыльцам разрешено уходить на 10 лет раньше. Но решением комиссии Пенсионного фонда в Ершовском районе Саратовской области в прошлом году Денисову было в досрочной пенсии отказано. Как решила комиссия, он может уменьшить пенсионный возраст только на 5 лет.

Митрюхин тоже был на сборах и участвовал в ликвидации и работах на объекте "Укрытие". Ему Пенсионный фонд по городу Новомосковску Тульской области в 2005 году прекратил выплаты ранее назначенной пенсии по старости. Городской и областной суды поддержали Пенсионный фонд. При этом суды подчеркнули, что статья 30 "чернобыльского" закона "не может носить расширительный характер". Значит, пенсия на десять лет раньше срока работавшим на объекте "Укрытие" не положена.

По закону, с которым спорят Денисов и Митрюхин, все чернобыльцы делятся на 12 категорий. По первоначальной редакции закона от 1991 года говорилось о льготах всех, кто в 1986-1987 годах работал в пределах зоны отчуждения, в том числе находившихся на военных сборах. Через год в федеральном законе N3061-1 эту категорию граждан расширили, добавив к ним тех, кто работал на объекте "Укрытие". На них тоже распространились льготы работавших в пределах зоны отчуждения. Заинтересованные ведомства - Госкомитет по соцзащите, МВД, минобороны и минатом - скрепили это совместным письмом и другими документами. В итоге все, кто в период с 1988 года до 1990-го работал на "Укрытии", получили льготы, положенные чернобыльцам, работавшим там в 1986-1987 годах.

Но следующие поправки в "чернобыльский" закон внесли путаницу. По первой части 30-й статьи на пенсию можно выходить раньше на 10 лет - это касается тех, кто в 1986-87 годах был ликвидатором. А по второй части той же статьи те, кто работал в зоне в 1988 - 90 годах, на пенсию могут уйти только на 5 лет раньше. В этот капкан и попали оба Александра.

Конституционный суд в своем определении подчеркнул, что в пенсионном обеспечении соблюдение принципа равенства означает кроме всего и запрет вводить не имеющие "объективного и разумного оправдания различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории". А законодатель уже говорил, что работавшие на "Укрытии" и в зоне отчуждения - равны. Значит, сделал вывод суд, положения 30-й статьи не могут рассматриваться как лишающие граждан, в том числе и работавших на "Укрытии", права на пенсию по старости на 10 лет раньше. Потому, что другое означало бы нарушение конституционного принципа равенства и отказ государства от своих обязательств.

Поэтому главный суд страны решил - с учетом его разъяснений, суды должны пересмотреть свои решения по делам Митрюхина и Денисова.

новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
новости
партнеров
Наверх