человек и право

Судебная пыль Чернобыля

Двадцать лет спустя ликвидаторы аварии на АЭС ищут защиты у европейской Фемиды

20 лет спустя ликвидаторы аварии на АЭС ищут защиты у европейской Фемиды

Вспоминать о днях адской работы в Чернобыле участники тех событий не хотят, им и так почти каждый месяц приходится в судах доказывать свое участие в зоне аварии АЭС. До сих пор они не могут получить всех льгот и компенсаций за свою работу.

Пять хабаровчан, участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, пройдя все судебные инстанции, обратились в Европейский суд по правам человека с требованием выплатить им причитающуюся денежную компенсацию за причиненный вред здоровью.

В качестве ответчиков заявители выбрали краевое министерство социальной защиты и краевой военный комиссариат. По их мнению, именно эти организации не исполняют федеральные законы, предписывающие компенсировать чернобыльцам причиненный вред здоровью в сумме среднего их заработка на 1986 год, проиндексированного (защищенного от инфляции) с коэффициентами МРОТ, вместо ранее фиксированной суммы в 2,5 тысячи рублей. Однако за шесть лет переписки с чиновниками и вынесенных судебных решений в различных инстанциях дело чернобыльцев так и не увенчалось успехом.

— Нет, был создан прецедент, по которому наш товарищ, участник ликвидации чернобыльской аварии Владимир Асеев добился справедливости, — уточняет председатель краевого отделения союза «Чернобыль» России Николай Синяговский. — Он, как и мы, несколько лет судился, дважды его заявления возвращались с отрицательным решением из Верховного суда РФ, но опять обжаловались. В итоге Асеев сумел доказать, что снижение его трудоспособности и слабое здоровье — прямое следствие облучения на Чернобыльской АЭС. Теперь он ежемесячно к пенсии получает проиндексированную компенсацию (от его среднего заработка) за причиненный вред здоровью — 26 тысяч рублей, также ему присудили выплатить и задолженность за семь лет — в размере одного миллиона ста тысяч рублей.

Но этот прецедент так и остался прецедентом. Не считая того, что пока Асеев добивался своих законных прав, перенес инфаркт и стал полным инвалидом.

По словам Синяговского, во всех остальных судебных решениях чернобыльцам отказывают по одному основанию — «вы не трудились, так как на момент ликвидации аварии несли службу». Как так? Ведь известно, что военную пенсию давно приравняли к трудовой (постановление Конституционного суда № 18-Р от 1 декабря 1998 года), а значит и приравняли службу к труду.

«Истец являлся на момент участия ликвидации аварии военнослужащим, проходил службу и выполнял приказ командира, получал за это денежное довольствие, — стоит на своем судья, — а значит, ему не может выплачиваться денежная компенсация за причиненный вред здоровью…».

Конечно, в 1986 году никто не знал и не говорил о реальной опасности радиации, которой вроде не видно и не слышно, а на самом деле она страшнее пуль и убивает человека изнутри всю оставшуюся жизнь. Но сегодня уже известно, что в спектре радиационного облучения есть так называемые короткоживущие радионуклиды (живущие в организме человека до девяти дней), а есть долгоживущие (к примеру, стронций-90 — период его полураспада 1,5 тысячи лет, цезий-137 — 35 лет). Они накапливаются в костях и превращают их в труху.

Иван Васильевич Лыков, полковник в отставке, инвалид второй группы, награжденный Орденом Красной Звезды, в 1986 году служил в штабе ДВО, был направлен в «особую зону» (так тогда обозначали Чернобыльскую АЭС), для ликвидации последствий аварии. За два месяца командировки получил сверхдопустимую дозу радиоактивного облучения — 10 БЭР (биологический эквивалент рентгена), хотя по международным нормам человек, получивший 5 БЭР, сам представляет источник опасности.

— Сколько на самом деле и чего я получил в Чернобыле, не могу сказать, — рассказывает Лыков. — Приборы, которыми тогда замеряли радиоактивный фон, были еще со времен Второй мировой войны и работали только с малыми дозами облучения. Да и через год после аварии вышел приказ: «сверхдопустимую дозу» выше 10 БЭР никому не писать, поэтому у всех, кто приезжал после меня, значилось одна и та же цифра от 5 до 10 БЭР. Когда я пересчитал реальную дозу, которую получил в Чернобыле, то она зашкалила за 23 БЭР!В Хабаровском крае сегодня более четырехсот участников ликвидации чернобыльской аварии (двадцать лет назад их было на четверть больше), которые получают лишь мизерную пенсию — без индексаций, доплат и компенсаций. Более того, теперь случается, что и льгот чернобыльцев лишают.

Так, кавалер ордена Мужества Айдар Каунаш, ликвидатор чернобыльской аварии и инвалид, в 1986 году комиссованный из армии со стопроцентной потерей трудоспособности, при очередном освидетельствовании в краевом управлении медико-социальной экспертизы (МСЭ) получил замену инвалидности: с первой группы его перевели во второю. По мнению врачей он как будто выздоровел, однако на самом деле Айдар Каунаш с трудом передвигается, почти не выходит из дома. Сейчас чернобыльцы оспаривают это решение МСЭ, как и решение краевого министерства соцзащиты, по которому Каунашу отказано в выплате добавки к пенсии, как инвалиду «военной травмы», определенной в перечне указа президента РФ от 1 сентября 2005 года. А пока и без того маленькая пенсия стала у Каунаша еще меньше.

Инвалид второй группы, чернобылец Рафис Шакиров, тоже награжденный орденом Мужества по представлению крайвоенкомата и решением районного суда был лишен права на получение бесплатного автомобиля по инвалидности. С больными ногами Шакиров отъездил на «Оке», которую получил как ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, несколько лет, а после суда вынужден был вернуть автомобиль государству. Видно, за эти годы Фемиде показалось, что он тоже поправил здоровье…

Не поймут чернобыльцы: почему суд не хочет признавать очевидные факты: ведь после командировок в «особую зону», большинство офицеров были комиссованы со службы и заслужили почета и уважения. Но теперь, не найдя справедливости в своей стране, обращаются они за помощью к мировой общественности. Тем более и повод у них есть. Нашли чернобыльцы в Хабаровске некую рекомендацию «О методах борьбы с чернобыльцами в судах». Так и написано: о методах борьбы! Это целая юридическая разработка, в которой указано, что обращающимся в суды с исками о пересмотре компенсации участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС следует «отказывать в рассмотрении дел…». И кому после этого верить?

…Есть у чернобыльцев мечта: выиграть суды, скинуться и поставить в Хабаровске памятник жертвам радиационных катастроф, чтобы не забывали потомки, кто и какой ценой жизни и здоровья спасал человечество.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
новости партнеров
Наверх