Российская газета — Неделя
русский детектив

Призрак Палермо в рязанской глуши

Наш корреспондент прошла по следам кровавой банды. И обнаружила, что ее... выдумали

Рязанская банда оказалась мифом
Из доказательств по уголовному делу.
Из доказательств по уголовному делу.

Город Сасово Рязанской области - рядовой центр одноименного района. Население - немногим больше 30 тысяч человек. В городе есть завод, который выпускает станки с числовым программным управлением, станки хорошие, но их мало кто покупает. Есть молокозавод, который поставлял молоко даже в Москву, но теперь столица его не берет. Имеются в наличии также плохие дороги, старый одноэтажный жилой сектор и два микрорайона обветшалых пятиэтажек.

А еще знаменит город Сасово жуткой бандой. Тут уместнее всего просто привести цитату следователя из обвинительного заключения:

"...Примерно в 1993-1994 годах в г.Сасово Рязанской области граждане... и другие, конкретно не установленные следствием лица, с целью совершения преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких, создали сплоченную устойчивую преступную группу. Эта группа имела иерархическое построение, отработанные системы связи между участниками, конспирации и защиты от правоохранительных органов, а также отличалась масштабностью преступной деятельности".

Масштабы деятельности банды действительно впечатляли - "...Целью преступного сообщества было... завладение имуществом организаций различной формы собственности, сельскохозяйственных производственных кооперативов, отдельных предпринимателей и граждан и устранение препятствий для своей деятельности по преступному разделу экономических сфер влияния в г. Сасово и Рязанской области". Занимались члены банды "вымогательствами, грабежами, незаконно приобретали, хранили и носили огнестрельное оружие и наркотические средства".

Сонный Сасово стал приобретать мрачные черты своего ближайшего побратима - родины сицилийской мафии города Палермо.

У банды, если читать обвинительное заключение, был солидный "общак", куда складывались награбленные средства. Оттуда деньги шли на "оплату и приобретение средств связи, оружия, автотранспорта, а также продуктов питания и табачных изделий с целью передачи в места предварительного заключения или лишения свободы для содержащихся там лиц".

После ознакомления с этим документом ранее казавшийся мирным сонный г. Сасово стал приобретать мрачные черты, по-видимому, своего ближайшего побратима - родины сицилийской мафии города Палермо. И даже совершенно непролазная сасовская грязь приняла зловещие очертания.

По документам выходило, что действовала банда мощно, открыто и совершенно безнаказанно чуть ли не десять лет. Потом банду взяли.

Так были ли мальчики?

Суд над бандитами, а на скамье подсудимых оказалось шесть человек, состоялся спустя два с половиной года после их ареста. Ввиду серьезности ситуации по первой инстанции бандитов судил областной суд. А так как у каждого подсудимого имелась "гроздь" уголовных статей, причем самых "тяжелых", их судил суд присяжных.

Но пока шло следствие, за банду в местной прессе не отчитался только ленивый рязанский правоохранительный начальник. Практически, цитируя обороты обвинительного заключения, снова пересказывали на разные лады сасовский ужастик. Говорили об успешном расследовании и о том, что скоро дело о банде попадет в суд.

Недавно судебный процесс, обещавший стать очень громким, закончился. В местной прессе 18 февраля этого года было опубликовано в нижнем углу газетной полосы крохотное сообщение за подписью пресс-службы Рязанского областного суда. В нем говорилось, что закончилось рассмотрение дела по обвинению "членов организованной группировки города Сасово. Вынесен обвинительный приговор. Приговор обжалован". Если обратили внимание, то в словах пресс-службы суда о группировке граждан пропали слова: "организованной" и "преступной". Кого и за что осудили, тоже не говорится. А почему?

И чтобы всем все было ясно, давайте допишем к опубликованному сообщению об итогах так и не ставшего громким процесса следующие факты, о которых умолчала пресс-служба в своем сообщении для печати. Первое - троих подсудимых оправдали, что называется, "вчистую" по всем вменяемым им уголовным статьям. Второе. Еще четверо членов "преступной группы" были выпущены на волю до суда, проведя на нарах почти по году. Уголовное дело в отношении них было прекращено на стадии следствия. Двое оставшихся получили сроки за драку и вымогательство трех тысяч рублей. Всех "бандитов", без исключения, обвиняли, кроме всего прочего, по 210 статье УК - "Организация преступного сообщества". По этой статье оправдали всех.

Так была ли в городе Сасово банда?

Прокурорское око видит дальше

Уголовное дело по банде вели поочередно несколько областных прокурорских следователя. Все - с приставкой "по особо важным делам". Все трое теперь уже не следователи, а начальники. И все уверены, что банда была.

Следователь Сергей Терский, а ныне заместитель рязанского транспортного прокурора, выражается очень аккуратно и говорит про особенности суда присяжных. О том, что "присяжные не юристы". И про 210-ю уголовную статью - о создании преступного сообщества говорит, что по ней мало практики и не все юристы в ней разбираются, а присяжным убедительно "довести до сознания тяжело".

Я следователя поняла так: если бы уголовное дело попало не к присяжным, то все подсудимые получили бы немалые сроки. Хотя осталось непонятным: а что делать с перечисленными в обвинительном заключении фактами, об "общаке", о наркотиках, средствах связи, незаконном обороте оружия, экономическом контроле над областью и о прочих серьезных вещах? Дело в том, что в обвинении эти кошмары очень широко литературно расписаны, но больше нигде в уголовном деле не упоминаются вообще. Правда, Сергей Николаевич признал, что вел следствие всего полгода, уже был извещен о своем повышении. Но главное все же сказал: следствие было "не на должном уровне".

Виктор Огнев работает заместителем прокурора Рязанской области. Он же надзирал за ходом этого следствия и подписывал обвинительное заключение. Виктор Иванович на тему сасовской банды без разрешения прокурора области Юрия Рыжкова разговаривать отказался. Но прокурор области беседу разрешил. Правда, без особой радости. Выражался в разговоре с корреспондентом Огнев очень аккуратно и о наличии в г. Сасово банды высказываться не стал, объяснив, что это было бы давлением на суд, так как оправдание прокуратура опротестовала.

А вот с журналистом прокурор особо церемониться не стал:

- Там прошли большие деньги. Мы знаем, почему их оправдали. Присяжных использовали "втемную".

Как именно использовали присяжных, Огнев расшифровывать не стал. А намек про большие деньги я приняла на свой счет, так как прокурор подчеркнул, что ему хорошо известно, кто меня "привлек". Правда, Виктор Иванович, видимо, забыл сказать, что большинству "бандитов" адвокатов оплатил сам суд. Есть такая норма в нашем законодательстве, по которой, если человек не может платить защитнику, за него платит государство. Этот факт в прокурорскую концепцию "больших денег" явно не вписывался, а значит, и вспоминать о нем не стоит.

Как-то так получилось, что при всем размахе деятельности бандитов наличие банды заметили далеко не все. Глава администрации Сасовского района Алексей Алексеевич Рыбин рассказал, что следователь Терский и его по этому делу допрашивал:

- Следователь упорно хотел, чтобы я подписался, что это была организованная преступная группа.

Но Рыбин - человек нормальный. Он под бандой подписываться не стал. Кстати, допрашивать Рыбина, как простого смертного, следователь не имел права. Допросы руководителей определенного ранга проходят прописанную в законе процедуру. Но следователь мелочиться не стал.

Подполковник Александр Васин сейчас пенсионер. А в то время, когда взяли банду, он работал начальником криминальной милиции - первым заместителем начальника Сасовского ОВД. Он тоже не видел никакой банды у себя под боком. И подтвердил это как на следствии, так и в суде. Информация о матерых преступниках поступила к нему только после их задержания.

Оказывается, видна банда была лишь из областного центра. А у местных что-то случилось со зрением и слухом.

По следу больших денег

Более чем прозрачный намек прокурора про большие деньги я поняла. И пошла по следу бандитов, которые так много "заплатили", что смогли купить все и всех, а главное - свободу.

Так кто же они, знаменитые бандиты?

Никогда не приезжайте в г. Сасово на исходе зимы. Первое, что увидите, - море грязи и то, что здесь называют дорогами и тротуарами, хотя в действительности они ими если и были, то очень давно и сами уже про это забыли. На главной площади районного центра большой мраморный Ленин возвышается среди черных от грязи сугробов и вытянутой рукой указывает не в светлое будущее, а почему-то вниз, на мусор под ногами. Пожалуй, единственное отремонтированное в городе здание местной администрации своим ярко желтым колером лишь оттеняет черноту улиц и вождя мирового пролетариата.

Улица Делегатская, дом 72. Но это лишь название, потому как улицы такой нет. Есть месиво из воды и земли вместо тротуара. Транспорт тут может проехать, только если это вездеход. По обе стороны топи - низкие частные домики. В 72-м доме на двух хозяев живет с матерью-инвалидом Владимир Стифуткин. Есть у его части дома покосившееся крыльцо и нет сарая. Имеется в наличии три комнатушки-конуры, два стула и поломанный стол. Следователи посчитали Владимира очень серьезным бандитом. Вменили ему участие в ОПГ, покушение на изнасилование, хулиганство и причинение вреда здоровью средней тяжести. Суд его оправдал по всем статьям.

Отсидел Владимир два с половиной года, пока шло следствие и суд. Адвоката ему оплачивал суд.

Более двух лет, пока шло следствие, отсидел и Сергей Бакланов. Ему 37 лет. По профессии - рыбак, работает в рыболовецкой бригаде. Живет в селе Игошино Ермишинского района. У него есть жена и сын. В бараке на четыре семьи Сергею принадлежит одна комната и кухонька с печкой. Стену барака подпирает бревно, иначе стена обрушится. Кровать в комнатушке на кирпичах. Такой вот крутой бандит.

Из списка арестованного у Бакланова имущества: холодильник "Полюс", электрическая двухкомфорочная плита, стол-книжка, телевизор "Садко"... И еще старые, косые шкаф и стенка из опилок.

Бакланова суд оправдал целиком и полностью. Арест с имущества снят.

В г. Сасово Сергей Корякин живет на улице без названия. У дома, правда, номер есть - 11. Микрорайон называется "Южный". Старая блочная пятиэтажка с обрушившимся козырьком и напрочь стертыми ступенями, точно такая же, как все дома в округе. Здесь у Сергея двухкомнатная "хрущоба", в которой он живет с женой, дочерью, отцом и матерью. Он - один из двух, которых суд осудил. Корякину, оправдав за "серьезные" статьи - избиение, участие в преступном сообществе, хулиганстве и разбое - дали 6 лет за вымогательство трех тысяч рублей в 1999 году. Правда, уголовное дело в том же году прекратили. Но в 2001 году отказной материал подняли и возбудили снова.

Два с половиной года просидел и Владимир Ковалев. Он тоже живет в микрорайоне "Южный" в убогой блочной пятиэтажке без козырька и ступенек подъезда. И Ковалев проживает в "двушке" с матерью, женой и ребенком. Его оправдали полностью. А обвиняли в участи в ОПГ, разбое и вымогательстве.

Что-то измельчали у нас разбойники. Не всякий столичный бомж променяет свой коллектор на нищету сасовских "бандитов". Как это состыкуется с утверждениями следователя, что все те, о которых я только что написала, "участвовали в разработке преступных планов, распределяли денежные средства, добытые преступным путем"?

Кроме странного для бандитов личного жилья, есть в г. Сасово еще пара адресов. Вот как описывает их следователь: "Участники преступного сообщества имели постоянные места дислокации и встреч. К таковым относились ресторан "Охотник" и территория, прилегающая к магазину N26, и другие. В этих местах члены сообщества устраивали общие собрания, на которых обсуждались текущие дела, руководители давали указания и доводили до сведения рядовых членов планы преступной деятельности".

Территория, прилегающая к магазину N26,- интересное место. Та же старая пятиэтажка, но с магазином на первом этаже. В маслянистой жиже, на узенькой полоске тротуара между магазином и проезжей частью бабушки на перевернутых ящиках продают кислую капусту и морковку. Интересно, где здесь следователь расположил "место дислокации". Видимо, между бабушек. Так как другого места вокруг просто нет.

Тот, кто живописал "подвиги" банды, явно перечитал плохих детективных романов. В десятках документов рассказывается, например, об арсенале, который был "на вооружении преступного сообщества". После такого утверждения дико читать, что это было всего-то два охотничьих ружья "ИЖ", но "официально зарегистрированных". Больше никакое оружие не упоминается, но фраза про "вооружение преступного сообщества" кочует из документа в документ, как и все остальные грозные обвинения. Складывается впечатление, что литературно одаренные следователи брали готовую "болванку" про какую-то мифическую банду и просто вписывали туда фамилии. А вот доказать это в материалах дела то ли не смогли, то ли постеснялись, то ли доказывать было нечего.

Как рождаются легенды?

Почему в г. Сасово появилась банда и почему она состояла именно из этих восьми человек? Кстати, в обвинительном заключении говорится про десять человек, а названо в уголовном деле и в суде лишь восемь фамилий.

Похоже, что следователи брали готовую "болванку" про какую-то мифическую банду и просто вписывали туда фамилии.

Попробую предложить свою версию рождения банды. Сначала было убийство жителя города Сасово. Фамилия погибшего - Лобанов. Кто его убил, было известно сразу - человек по фамилии Асейкин. Но по "горячим следам" задержать убийцу не удалось. Пока тот бегал от милиции, в г. Сасово в мае 2001 года случилось еще одно убийство. Погибли сразу три человека. Их расстреляли всех в одном доме. Беглому Асейкину один из погибших приходился родственником. Я не знаю, кто предположил, что родственника беглого убийцы могли расстрелять друзья его жертвы. Но скорее всего именно так всплыла фамилия Силантьева, действительно друга убитого Лобанова. Вскоре Асейкина арестовали. И осудили. Но арестовали и Силантьева по подозрению в убийстве трех сасовских граждан.

Трое погибших были людьми очень не бедными и известными. У них были друзья, родные, деньги и связи. Задача стояла - как можно быстрее найти убийцу или убийц. Поэтому вслед за Силантьевым стали брать его знакомых.

Силантьева назвали одним из организаторов банды. В темном подъезде пятиэтажки, где живут его жена и сын, нестерпимо пахнет кошками и скрипят под ногами раскрошившиеся ступени. Галина Ивановна - инвалид второй группы, астматик. Сейчас она осталась одна с сыном на мизерную пенсию. Ее муж на самом деле очень известный в г. Сасово и за его пределами человек. О его умении из перекореженных железок заново рождать автомобиль рассказывают легенды.

11 июня 2002 года в Рязанский УБОП из следственного изолятора привозят Силантьева. Официально - "для проведения следственных действий". Его защитника, правда, об этом не известили. И никаких документов, подтверждающих следственные действия, нет. Сам Силантьев потом жаловался, что его в наручниках оставили в кабинете, куда пришел один из родных погибших граждан и и сказал, что Павла Серафимовича взяли по его "заказу" и если он не скажет, кто убийца, то будет сидеть.

Областная прокуратура отказалась возбуждать по этому факту уголовное дело. В отказе наличие в тот день родственника в УБОПе не отрицается. Но говорится, что родственник "не является должностным лицом или следователем по уголовному делу по убийству, поэтому не является субъектом преступления".

Убийство этих трех человек до сих пор не раскрыто. К нему привязать Силантьева не получилось, как и его знакомых тоже. Но просто выпускать арестованных граждан, когда стало ясно, что убийство не доказывается, тоже вроде нехорошо.

Будешь потерпевшим, я сказал!

С убийством ничего не вышло. Тогда следователями были подняты отказные дела за прошлые годы в надежде найти на арестованных хоть какой-то компромат. Обнаружилась драка в 2000 году. Началась она с того, что гражданин Глухов (еще один знакомый Силантьева, тоже арестованный по этому делу) подвез поздним вечером знакомую девушку к школе в селе Глядково. А так как было темно, водитель включил свет, чтобы девушка видела, куда идти. В школе была дискотека. И во дворе стояли гражданин Курдин с товарищами. Все были нетрезвы, что не отрицало даже следствие. Свет включенных фар попал компании в глаза, а дальше лучше процитируем по обвинительному заключению: любитель школьных дискотек, "находясь в состоянии алкогольного опьянения, сделал несколько замечаний водителю и попросил выключить свет фар, но Глухов не отреагировал и, нецензурно ругаясь, потребовал, чтобы пьяный отошел от машины. Курдин, будучи оскорбленным грубыми высказываниями Глухова, также нецензурно оскорбил последнего. Возникла ссора, которая переросла в драку".

Какое отношение к драке имел Силантьев, по материалам дела не очень ясно. Следствие пишет про прутья и арматуру, которые пошли в ход. Но орудия драки так и остались лишь на бумаге. Кончилась драка черепно-мозговой травмой Курдина. Вылечившись, он о драке никуда не заявлял и не жаловался. Его нашли сами и потребовали стать потерпевшим. Таковым Курдин себя признавать категорически отказался. Чтобы потерпевший одумался, его посадили как подозреваемого на трое суток. Но даже после этого и на следствии, и на суде, и сейчас этот человек категорически против формулировки, что он потерпевший. Кто же его спрашивает, хочет он - или не хочет быть потерпевшим, если другие эпизоды деятельности банды таяли на глазах.

Но именно за эту драку Силантьеву дали срок. Совсем отпускать всех вчерашних бандитов было бы слишком большим скандалом для областной прокуратуры. А она спасала положение на суде, как могла. Приобщила к делу семейные фотографии "бандитов". Что должен был в уголовном деле подтвердить свадебный снимок Силантьева, так и осталось прокурорской тайной.

А эпизод с изнасилованием, когда рассматривался в суде, послужил весьма показательным примером того, как строилось и расследовалось это дело.

Итак, некая гражданка С., когда всех "бандитов" уже взяли, написала заявление, что год назад над ней надругались. В судебном заседании, когда сторона защиты попросила представить им даму, которую так никто и не видел, прокурор зачитал справку из московской клиники, что дама очень больна. Суд прокурорскую справку к делу приобщил. Защита попросила дать время проверить медицинский документ. Проверка показала, что указанная в справке московская клиника действительно существует, но такая дама в ней никогда не лечилась, врач, выдавший эту справку, в данной клинике никогда не работал, а печати поддельные. Но приобщить результаты проверки к делу судья отказалась. Теперь в деле есть справка о больной жертве, но нет документов, что это - липа. Правда, эпизод с изнасилованием "растаял", за него человека не осудили, а оправдали.

Цель оправдывает средства

Пока я знакомилась с сасовскими "бандитами", вспомнился очень далекий эпизод из истории Рязанской области. Было это еще в советские времена. Тогда по стране шло соцсоревнование по животноводству. Победила Рязанская область. Всем сказали большое партийное спасибо, как могли, наградили, а руководителю области дали, уж не помню, не то орден, не то медаль.

Потом обман раскрылся. Оказалось, что скот просто скупили в соседних регионах и сдали на мясо, как выращенное у себя. Руководитель области покончил жизнь самоубийством. Сейчас времена другие, и никто из-за махинаций сводить счеты с жизнью не станет.

Что мы имеем на сегодня? Суд на предъявленную областной прокуратурой банду ответил, что банды нет. Люди годы провели на нарах. Были ли они виноваты? У нас отвечает на такие вопросы только суд.

Скорее всего областная прокуратура "наказала" сама себя. По итогам следствия банда получилась такая большая и серьезная, что ее судил сразу областной суд, а предъявленные тяжкие статьи позволяли просить о суде присяжных. Судьи из народа про "диспозицию" 210 статьи ничего не знали. Они просто слушали, что предъявляет им обвинитель и чем это доказывает. Предъявили много, а доказывать было нечем. И оправдание подсудимых - это не адвокаты, деньги и неграмотность присяжных, а плохая работа следствия.

В зале суда буквально на глазах рассыпалась суровая и жестокая банда. Исчезло оружие, наркотики, разбои и грабежи, куда-то делся "экономический контроль над Рязанской областью" и солидный "общак" для зеков. Осталась группа граждан города Сасово, теснящихся в бараках и "хрущобах" с детьми, женами и родителями.

Ситуация, когда в надежде раскрыть серьезное преступление, а в нашем случае - убийство троих человек, подозреваемых находят, а может быть, и задерживают, - нормальное явление. Но когда их причастность к данному преступлению не доказывается, а людей не выпускают и начинают писать некий прокурорский детектив в надежде спасти собственное лицо, то это уже очень серьезное явление, требующее самого пристального внимания. Правда, явление не новое, имеющее большие исторические корни в нашей стране.

Банда, да еще пойманная, нужна всем - и самой прокуратуре, и УБОПу. За раскрываемость мы по-прежнему ставим галочки, хвалим и награждаем, что в принципе правильно. Вот только за оправданных людей не отвечает никто. Как и за искусственно созданный призрак банды - тоже.

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх