Общество
безработица

Не потопаешь - не полопаешь

Согласен на любую работу, но нет никакой

Поголовная безработица

Пыталовский - обычный среднерусский сельскохозяйственный район. Из промышленности - два предприятия: небольшая швейная фабрика и такая же типография. Остальное: то,что было когда-то льнозаводом; зияющее выбитыми глазницами-окнами здание молокозавода; сельхозтехника и сельхозхимия - оставшиеся лишь в памяти старожилов; и руины комплексов, ферм, складов...

- В 1991 году в сельхозпроизводстве были заняты 2765 человек; на 01.07.2003 г. работают на сельхозпредприятиях 472 человека, - подводит калькуляцию директор Пыталовского центра занятости Антонина Антоновна Иванова. - Итого: за 12 лет лишились рабочих мест 2293 человека.

Казалось бы, сохранились все 12 коллективных хозяйств, но коллективы в них трудятся микроскопические - от 20 до 80 человек.

Куда же подевалась эта тьма пыталовского народа, шестая часть районного народонаселения? Пусть даже с учетом того, что всего население района снизилось с 15 700 до 14 800, то есть почти на тысячу человек. При этом всего во всех сферах производства заняты около 4 тысяч человек, которые кормят почти 11 тысяч детей, пенсионеров и... кого еще? Практически все остальные оставшиеся в живых и неуехавшие в города стали безработными! Правда, что такое "сельский безработный" и как можно быть безработным, когда вокруг одичавшая земля ждет не дождется рабочих рук, многие и в деревне понять не могут.

Началось все с проблемы, о которой так часто говорят в любой российской деревне, - диспаритете цен. Когда за литр горючки приходится расплачиваться двумя-тремя литрами молока, тогда возникает и диспаритет между людьми: ценовая несправедливость указала людям на земле, во сколько раз дешевле общество оценивает их труд в сравнении с любым другим трудом.

- Молокозаводы начали вести себя как монополисты: ага, будете сдавать по такой цене. А куда деваться? - рассказывает первый заместитель главы Пыталовского района Юрий Евгеньевич Русский. - Льнозавод: расчет приходилось ждать год. Хозяйства несли убытки, не платили зарплату. Была ситуация - ЛУЧШЕ БЫЛО НЕ РАБОТАТЬ, не зарабатывать убытки. Стали сокращать поголовье (с 18 тыс. КРС до сегодняшних 4 тысяч). Стали сокращать площади (в 90-х годах сеяли 19 тыс. га зерновых, сейчас - 3 тысячи, льном засевали до 3 тыс. га, нынче - всего 370 га, а пару лет назад и того меньше - 100 га). Досокращались до того, что сырья (льна) не стало хватать. Ай-яй-яй! И на сегодня стали поднимать цену. Стали рассчитываться. Сегодня значит: прибыльное дело выращивать лен. Надо наращивать обороты. Но! Уже силенок не хватает. Техники нет. Людей нет!

А есть, прибавим, одни безработные, которые, намаявшись навязывать свой труд своей стране, восприняли это самое "лучше не работать" и никак не хотят с мнением этим расстаться. Обвинять их трудно, потому как весь их жизненный опыт и окружающая действительность ежедневно служат подтверждением этому.

Считайте сами. Прожиточный минимум в Пыталовском районе составляет 1919 рублей. А средняя зарплата в сельхозпредприятиях - 807 руб. Даже самая высокая в районе зарплата, в СПХК "Жуковское", в 1261 руб., как видим, не может дотянуться до прожиточного минимума. Что же говорить об уровне жизни крестьян из хозяйства "Родина", получающих за свой труд 293 рубля (вдвое ниже, чем МРОТ!). Причем отнюдь не ежемесячно! Потому как из 12 пыталовских хозяйств лишь два не имеют задолженности по зарплате.

Даже самый минимальный размер пособия по безработице будет в два раза превышать и уж, конечно, куда регулярнее выдаваться, чем заработок работника несчастной "Родины". А при смекалке за ничегонеделание можно получать и того больше.

- Устроился на работу. Получает зарплату пару месяцев. Потом: "Не хочу работать!" Взял и уволился. И будешь чуть ли не год получать 75 процентов от заработка. Есть которые на бирже получают больше 2 тысяч, - говорит Юрий Русский. - Вот он, допустим, работал у меня оператором в котельной. Зарплата нормальная - порядка трех тысяч руб. Переругался с руководством и уволился по собственному желанию. А у него "корочки": "оператор котельной". В этой котельной он уже не работает, а других предприятий, где были бы нужны операторы котельной, нет. И даже до абсурда: есть и трактористы, стоящие на бирже! Он приходит, говорит: "Меня не устраивает". Он живет в одной деревне, а совхоз в другой. Он говорит: "Мне пять километров далеко ходить. Не пойду!"

Сегодняшняя деревенская специфика такова, что практически каждый является собственником земельного и имущественного пая. То есть возникает новое в мировой экономической практике явление: безработный землевладелец! Казалось бы, не хочешь работать в хозяйстве - забирай земельку, обрабатывай, содержи себя и свою семью.

- А обрабатывать чем будем? Пальцем? Лопатой? - заголосили на такое мое наивное предложение безработные, толпящиеся в Пыталовском центре занятости.

Да и отрицательный пример перед глазами. Лет десять назад Пыталовский район был пионером фермерского движения в России. Теперь из 84 фермерских хозяйств осталось - по пальцам пересчитать. Да и деятельность их товарным производством никак не назвать: фактически ведут подсобное хозяйство, чтобы выжить. Побывал я у одного пыталовского фермера: грязи по уши, холодный дом, хозяева изломанные, больные. Честно сказать: никакого желания последовать их трудовому примеру не возникает.

Теоретически можно сдать землю в аренду. Но опять же: кому? Кто тот сумасшедший, что будет ложиться костьми на чужом поле и кормить еще бездельника-гектаровладельца? Поэтому все паи сданы сегодня в аренду коллективным товариществам. А так как сельское хозяйство работает без прибыли, то и дивидендов землевладельцы получают "шиш".

У оставшихся трудоголиков - тех, которые, несмотря ни на что, упорно желают вкалывать на земле, - одни проблемы.

- Налог на имущество заплати - остался и голый, и босый, - делится наблюдениями Юрий Русский. - Другие налоги. Транспортный налог от "лошадиных сил". А у него, представляете, если это хозяйство, "Кировцы"! А тут за молоко не доплатили, за лен - тоже. Гораздо спокойнее ничего не делать. Грубо говоря: сижу дома. Вот хорошо! Поковыряюсь у себя в грядках. Или пойду на работу, нигде не зарегистрировавшись: можно и у коммерсанта получать, и на бирже. Само понятие "безработица" нужно ликвидировать как класс!.. На сегодняшний день земли вокруг немерено! В сельском хозяйстве рабочих рук не хватает! А они стоят на бирже!

- Свобода: русский человек не знает, что с ней делать, - вторит Антонина Иванова. - Деградируют... В какой-то степени наш закон порождает паразитические настроения.

В то же время, глядя на безработных в очереди на пыталовской бирже труда, трудно не заметить, что многие одеты гораздо приличнее даже работающих в этой конторе женщин, а у входа их ожидает не самый хилый личный автотранспорт. В том же Пыталове местные жители водят приезжих поглядеть на местную достопримечательность: два особняка, выстроенных бывшими таможенниками, уже лет пять нигде не работающими, что не только не мешает им жить на широкую ногу, содержать дома, но иметь и прислугу. Хотя, конечно, и снятые провода, украденные алюминиевые бидоны и пьяные притоны - тоже дело рук безработных и неработающих.

Крестьянский по достоинству не оплаченный труд с каждым годом теряет свою привлекательность, оставаясь уделом работоголиков. Рассчитывать в продуктовой политике на нескончаемость нефтедолларов, конечно, приятно, но непрактично: когда-нибудь ведь он может и кончиться. Тогда придется снова приучать людей к труду на земле. И ох как трудно будет после сегодняшнего возвращаться к традиционному "Не потопаешь - не полопаешь".

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
Наверх