Власть
ситуация

Пасынки Чернобыля

Неопределенный статус ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС продолжает порождать судебные дела

Чернобыльцы ждут суда

          Причем дела эти, фактически, лежат без движения. Об этом корреспонденту "Российской газеты" сообщили в Ленинградском региональном отделении общественной организации Союз "Чернобыль" России. За примерами далеко ходить не надо. 3 сентября судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда в очередной раз отложила разбирательство дела по кассационной жалобе Управления социальной защиты МО "Лужский район" на решение районного суда об удовлетворении иска В. Грейжы об индексации ему сумм возмещения вреда здоровью, полученного в период ликвидации чернобыльской аварии. С формулировкой "в связи с необходимостью дополнительного изучения материалов дела". Точно такой же была формулировка и предыдущие три раза, 30 апреля, 21 мая и 25 июня. А пока суд разбирается, человек, пожертвовавший своим здоровье ради того, чтобы жили другие, начинает задаваться вопросом: а нужен ли был государству его подвиг?
     Создается впечатление, что судьи просто не знают, что им делать с компенсациями ликвидаторам, и ждут команды сверху. К примеру, в виде принятия Государственной Думой Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Напомним: первый закон РФ о возмещении вреда ликвидаторам и жителям областей, попавших в зону радиации, вступил в силу в 1992 году. С тех пор в него не раз уже пытались внести изменения. Но каждый раз неудачно. Дважды, в 1997 и 2002 годах, Конституционный суд Российской Федерации признавал не соответствующими Конституции целый ряд поправок, которые предлагались Правительством и парламентом. И отправлял текст закона на доработку. В итоге новый закон так и не принят в окончательном виде. 23 мая 2003 года, письмом N 32-381-40 МЧС России, он только направлен в Правительство для рассмотрения и внесения в Думу.
     Между тем от принятия этого закона зависит судьба сотен тысяч людей, пострадавших от чернобыльской катастрофы и участвовавших в устранении ее последствий. Только в Петербурге и Ленинградской области проживает, по данным Ленинградского регионального отделения организации инвалидов Союз "Чернобыль" России, около трех тысяч людей, ставших инвалидами в результате того, что спасали страну от ядерных катастроф. И все они вынуждены через суд добиваться своих пенсий.
     - Корни проблемы в одном: в неопределенности нашего гражданско-правового статуса, - считает председатель совета регионального отделения Александр Великин.
     В 1986 году на ликвидацию последствий аварии направлялись три категории людей. Кадровые военные, отправленные туда по приказу Министерства обороны. Гражданские специалисты, которых по распоряжению Правительства командировали предприятия. И, наконец, люди, призванные на специальные военные сборы. Они составляли 60-70 процентов всех ликвидаторов.
     И если с первыми категориями хоть что-то ясно, то относительно "партизан" (так звали в Чернобыле призванных на спецсборы), до сих пор полная неразбериха. На командированных распространялся тогдашний Кодекс законов о труде и правила возмещения вреда, причиненного профессиональным заболеванием. На военных - Закон о статусе военнослужащего. А на "партизан"? С одной стороны, они продолжали оставаться в трудовых отношениях со своими предприятиями и организациями. С другой, носили военную форму. Так кем же они были и на основании какого закона им надо платить компенсации?
     Изначально всем платили пенсию "в размере фактического ущерба в соответствии с действующим законодательством РФ". То есть формально это была социальная выплата. Но в 1996 году, в связи с появлением II части Гражданского кодекса, пенсию переименовали в "возмещение вреда в порядке, предусмотренном законодательством РФ для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением трудовых обязанностей". То есть вроде бы перевели выплаты в категорию возмещения вреда по профзаболеванию. Кажется, все понятно: платить деньги инвалидам-ликвидаторам должны, как и по любой профболезни: из среднего заработка, помноженного на коэффициент потери трудоспособности. Однако в 2001 году правительственное постановление изменило принципы выплаты денег. Установили, что инвалиды-чернобыльцы будут получать фиксированные суммы в соответствии с категорией инвалидности. Хотя такой принцип явно не имеет никакого отношения к возмещению вреда.
     Получается, что закон относит чернобыльские выплаты до февраля 2001 года к выплатам возмещения вреда как при трудовом увечье, а с февраля - к социальной выплате. В итоге суды на местах получают полную свободу действий: хочешь - трактуй выплаты, как возмещение вреда (и индексируй их, исходя из изменения величины прожиточного минимума), хочешь - считай их социальной выплатой (а для их расчета совсем другие базовые цифры).
     - Причем мне так и не удается добиться от судей, чтобы они четко написали в своих решениях: что именно они мне платят? - говорит Александр Великин. - И кто я? Мне говорят: раз у вас не было трудового договора, вы там не работали, а, значит, на вас и не распространяются правила возмещения вреда здоровью. Вы просто оказались в зоне радиации. И то, что вам платят, - это социальная выплата. Но тогда где возмещение вреда? Вместо четкого ответа с нами продолжают играть в слова. Причем Конституционный суд в своем постановлении от 19 июня 2002 года переложил ответственность за принятие решений по выплате компенсаций на суды общей юрисдикции. Последние (да в частных разговорах судьи это и не скрывают) ждут разъяснений от Верховного суда. А Верховный суд, в свою очередь, направил ходатайство в Конституционный суд с просьбой дать официальные разъяснения: как проводить индексацию. И получил ответ (определение КС от 25 марта 2003 года): ходатайство оставить без удовлетворения, поскольку "вопросы об исчислении сумм возмещения вреда... в компетенцию КС РФ не входят". Круг замкнулся. А мы продолжаем ходить по судам.
     Единственный в Соединенных Штатах Америки закон, связанный с возмещением ущерба здоровью, причиненного радиацией (законе о социальной защите работающих на урановых рудниках), начинается так: "Конгресс Соединенных Штатов признает, что вред данной категории граждан причинен в интересах национальной безопасности Соединенных Штатов". Интересно, дождутся ли когда-нибудь такого признания наши ликвидаторы?

Комментарии (0)
Добавить комментарий
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости
партнеров
Наверх